Является ли слово дура оскорблением

Содержание

Является ли слово дура оскорблением | Госправо

Является ли слово дура оскорблением

Неужели кто-то на самом деле думает, что благодаря отсутствию так называемых «матерных» слов в официальных словарях, они исчезнут из языка?

Вместе с тем, в случае установления факта высказывания подобных выражений, Вы имеете право обратиться в суд о взыскании морального вреда в порядке гражданского судопроизводства в соответствии со ст. 1099 ГК РФ.

Придурок – это бесстрашный и вместе с тем безумный человек, не боящийся покалечиться или совершить преступление. Так в русской литературе можно встретить упоминание этого слова, применяемо к заключенным лагерей и сибирских колоний.

Синонимами являются недоумок, дурак, дебил, полоумный, эмбицил, тупой, идиот.

Что означает слово «придурок»? Это оскорбление?

Из-за отсутствия четкого разделения слов на оскорбительные и нейтральные, рекомендуется четко придерживаться данных из этой таблицы.

Мнения по поводу оскорбительности этих слов неоднозначны, поэтому в рамках сайта следует ориентироваться на эту конкретную таблицу.

Во-первых, когда речь идет об оценке морального вреда, причиненного личности неправомерным деянием (в нашем случае оскорблением словом).

По заявлению потерпевшего составляется протокол об административном правонарушении, на основании которого суд назначает наказание «хулигану», а уже на основании положительного для потерпевшего судебного постановления, тот вправе требовать компенсацию морального вреда.

Почему, например, в словарях английского языка, издаваемых Оксфордским или Кембриджским университетами и другими уважаемыми академическими институтами есть «матерные» слова.

Там например, есть слово fuck, которое считается нецензурным в англоязычном мире.

Оскорбление может быть нанесено в виде высказывания (словесно, письменно) или в виде действия (пощёчина, плевок, неприличный жест), а также публично или в отсутствие объекта оскорбления. Во многих странах оскорбление считается преступлением.

В судебной практике по делам о словесном оскорблении личности чаще всего назначается судебно-лингвистическая экспертиза либо приглашается лингвист для дачи заключения специалиста.

Реже имеет место практика назначения комплексных судебных психолого-лингвистических экспертиз.

Характер воздействия словесного оскорбления на личность оскорбленного имеет юридическое значение и, соответственно, требует судебной психологической экспертной оценки в нескольких случаях.

Выражение как дура является ли оскорбительным

Меня оскорбил сосед, назвав «тупой» и «дурой». Меня это оскорбило и унизило. Можно ли его привлечь к ответственности за данное высказывание в мой адрес? Во-вторых, когда предметом экспертизы выступает характер самого высказывания, то есть оценка того, как высказывание влияет на чувство достоинства представителей определенной культуры, к которой принадлежит потерпевший.

По мнению участкового и прокуратуры, оскорбления попадали под состав административного правонарушения, штраф за которое порядка 1000 рублей.

Поскольку общение происходит в виртуальной среде, где пощечины, плевки и неприличные жесты едва ли могут задеть собеседника, есть необходимость внести ряд поправок и дать развернутое описание понятию «неприличная форма». Итак, какие выражения считаются неприличными?

Декан филологического факультета Брестского государственного университета Ольга Фелькина делала лингвистическую экспертизу разговора брестского инспектора ГАИ и водителя и согласилась объяснить Еврорадио, почему «Иди на х**» — не оскорбление.

Все синонимы чаще ругательные, но подразумевают схожее значение. Слово придурок – это совокупность двух составляющих «при-» и «дурок».

Иначе может означать «при дуре», что описывается как терпеливый мужчина, стойко переносящий ненормальные нападки женщины.

Возможно ли употребление обеих форм? Если да, то как правильно в этом случае их спрягать? Например, как правильно — «страна скорбела» или «страна скорбила»?
Она дала свое заключение, что слова «дура» и «сука» не являются неприличными. Так слово «дура» в словаре Даля значит «глупая женщина».

Слово дурак и его производные как предмет судебной лингвистической экспертизы

Лингвисты-эксперты достаточно часто сталкиваются с необходимостью разграничения «юридического» оскорбления – унижение чести и достоинства человека в неприличной форме и речевого (бытового) оскорбления, которые потерпевшие часто принимают за «юридическое» и подают иски об оскорблении.
Мучает один вопрос: почему ни в одном академическом словаре русского языка нет так называемой «ненормативной» или «нецензурной» лексики?

Вульгарная лексика в таких ситуациях оскорбительна для потерпевшего. Использование ее в диалоге с ним понижает общественный статус потерпевшего, умаляет его статус в глазах окружающих, поскольку демонстрирует возможность разговаривать с ним, не соблюдая нормы культуры общения и речевого этикета.


Под оскорблением в смысле данной статьи понимается унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Таким образом, обязательным признаком оскорбления является неприличная форма, под которой следует понимать нецензурную брань, плевки, неприличные жесты и другие откровенно циничные и противоречащие нормам морали оскорбительные формы выражения.

С учетом того, что слова «тупая» и «дура» не являются нецензурными, а являются литературными выражениями, то в данном случае законодатель исходит из того, что за их применение ответственность по ст.5.61 КоАП РФ не наступает.

Эксперт объясняет почему «Иди на х**» не является оскорблением

Ситуация была такая. Возле дома, сидя в своей машине, он остановился поговорить со знакомыми, которые находились в другой машине. Это увидела старшая дома, и, высунувшись из окна, стала громко выражать свое недовольство.

Ругательство «придурок» – это слово является оскорбительным нарицанием. Выражает пренебрежительное отношение к человеку, ущемляет его достоинство.

Так называют людей, являющихся неразумными и вместе с тем совершающие противоправные действия, причиняющие себе или окружающим ущерб.

Понятие «оскорбление» каждый трактует в силу собственных представлений о морально-этических нормах, рамках приличия, но чаще всего эта трактовка является бытовой.

К таковым относятся грубые отзывы о национальности, происхождении, расе, поле, ориентации, возрасте и внешности. При этом следует отличать грубые непечатные выражения от нейтральных печатных. Мнения по поводу оскорбительности этих слов неоднозначны, поэтому в рамках сайта следует ориентироваться на эту конкретную таблицу.

Здесь имеется ввиду придуривающийся хитрец, совершающий неадекватные действия, чтобы перед обществом впоследствии оправдать свои поступки.

При исполнении своих должностных обязаннстей работник услышал от другого работника в свой адрес следующие слова «Ты выслуживаешся, чтобы тебя не выкинули». Работник расценивает эти слова (фразу) как оскорбление.

Примеры: «Из тебя бы получился пиздатый модер!», «Хватит хуи пинать!». Данные выражения могут подлежать наказанию за мат в неположенном месте, но оскорблением при этом не считаются.

Речевое оскорбление представляет собой публичное употребление в адрес потерпевшего или «за глаза» грубой (оскорбительной) лексики – вульгарной, бранной или нецензурной.

В статье рассматриваются вопросы обоснованности судебной лингвистической экспертизы и заключения эксперта-лингвиста. Доказывается, что качество экспертного заключения существенно повышается при проведении комплексной судебной психолого-лингвистической экспертизы.

При использовании чисто лингвистических подходов часто не достигается цель судебной экспертизы — объективное доказывание фактов, имеющих значение для дела.

Выводы, полученные при проведении экспертного лингвистического исследования, могут противоречить выводам судебной психологической экспертизы, поскольку часто основываются либо на субъективном мнении эксперта-лингвиста, либо на формальных лингвистических критериях, которые не соотносятся с исследуемой ситуацией.

В отличие от клеветы, оскорбление не несёт в себе сведений, позорящих потерпевшего. Оскорбление заключается в негативной оценке личности человека, его качествам, поведению, причём в форме, противоречащей установленным правилам поведения и требованиям общечеловеческой морали.

Имеет криминальное происхождение, относится к жаргонным выражениям. Изначально его употребляли заключенные, называя сокамерников за желание сделать все, чтобы не выполнять общественные работы.

То есть первое, что должно присутствовать — унижение чести и достоинства личности. И второе — неприличная форма такого унижения.

Если в лексике содержится обсценная лексика, это, безусловно, неприлично.

Источник: https://rustat-it.ru/pravo-sobstvennosti/9652-yavlyaetsya-li-slovo-dura-oskorbleniem.html

Дура это оскорбление или нет

Является ли слово дура оскорблением

Дурак — персонаж многих устных и письменных эпосов. Примеры — русский Иван-дурак. французский Жак .

С точки зрения законов практически всех стран обозвать другого человека дураком значит совершить правонарушение — административное или уголовное. УК РФ предусматривает за это ответственность по ст. 130 «Оскорбление », часть 1 которой карает штрафом. обязательными или исправительными работами.

Умные и дураки

А та его не любит (или делает вид, что не любит). Так бы и сказала, так нет же, отвечает: «Вот дурак».

Один человек случайно толкнул другого человека, и тут же слышит: «Дурак, что ли?»

Человек задачу не смог решить у доски – ему ставят клеймо:.

Человек играл в футбол и не смог забить гол из выгодной позиции – ему кричат: «Ну ты!»

Что ж такое получается? Нету, что ли, у этого весьма, надо сказать, распространенного слова вообще никакого смысла?

Дурак это оскорбление или нет

Причем далеко не сразу ругательствами. Еще несколько веков назад в России никто не обижался на те слова, которые сегодня мы считаем нецензурными. Они частенько звучали в разговоре, проскальзывали и в литературе. Например, сочинения патриарха Никона были полны выражений, способных смутить сегодняшних читателей. Однако для него это были совершенно обычные русские слова.

Слово «дурак» – не самое страшное ругательство, но все же довольно обидное.

Дурак это

Собират. дурачье, дубье. Олух Царя Небесного. Дурак большой … Словарь синонимов

— ДУРАК, а, муж. (разг.). 1. Глупый человек, глупец. Д. дураком (очень глуп). Век живи, век учись умрёшь (посл. о бесконечных возможностях учиться, узнавать новое). Ну и д. же ты! (бран.). 2. В старину: придворный или домашний шут. 3. О… … Толковый словарь Ожегова

Как ответить на оскорбление без вреда для себя?

Нормальный человек бессилен против хама, поскольку отплатить ему той же монетой не позволяет воспитание и адекватность.

Так что же делать: неужели нужно молча проглотить несправедливые нападки?

Или все же существуют рецепты, как ответить на оскорбление. не тратя при этом собственные нервные клетки и не опускаясь до уровня идиота, который вас оскорбляет?

Хамы специально ведут себя так провокативно.

Постановление от 21 октября 2013 г

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

рассмотрев дело об административном правонарушении в отношении Мирошниковой , рождения, уроженки г. , гражданки РФ, зарегистрированной и проживающей по адресу: г , замужней, работающей

Потерпевшая в ходе рассмотрения дела подтвердила, что является председателем ТСЖ «Солнечное 2» и что действительно Мирошникова прибыла по месту ее жительства за получением списков собственников жилых помещений в указанные время и дату.

Она ( отказалась их передать Мирошниковой, поскольку в них содержаться персональные данные, распространение которых без согласия их субъектов запрещено.

На ее отказ передать списки, привлекаемая сказала, что обратится в прокуратуру, на что она пояснила, что это ее право, после чего Мирошникова высказала в ее адрес указанные выше оскорбительные слова. Данные выражения слышали ее супруг и член правления ТСЖ , поскольку входная дверь в квартиру была открыта.

Мирошникова вину в инкриминируемом ей правонарушении не признала и пояснила, что оскорблений в адрес потерпевшей не высказывала. г., предварительного договорившись с по телефону, она прибыла по месту ее жительства, чтобы взять у последней списки собственников жилых помещений.

Данные списки ей, как представителю инициативной группы жильцов, недовольных деятельностью ТСЖ «Сонечное 2» по обслуживанию жилого дома, были необходимы для решения вопроса о прекращении деятельности ТСЖ. На отказ передать списки она указала, что обратиться с заявлением в прокуратуру.

Считает, что обращение потерпевшей с заявлением о привлечении ее к ответственности за оскорбление, стало следствием ее действий по прекращению деятельности ТСЖ и намерения обратиться с жалобой в прокуратуру.

Каких-либо конфликтов или неприязни до рассматриваемых событий между ней и потерпевшей не имелось.

Защитник лица, привлекаемого к административной ответственности, просил прекратить производство по делу, поскольку не доказан факт высказывания оскорблений привлекаемой в адрес потерпевшей.

Свидетели обвинения и не находились в непосредственном визуальном контакте с участниками разговора, в связи с чем, не установлено достоверно, с кем именно разговаривала .

При даче объяснений свидетель не предупреждался об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, в связи с чем, его объяснения, имеющиеся в деле, нельзя признать допустимым доказательством.

Имеются существенные противоречия в показаниях свидетелей, данных в ходе рассмотрения дела. Так свидетель показал, что слышал происходящее, находясь в коридоре на площадке около входа в квартиру, а свидетель , что слышала все, сидя на диване с внутри квартиры.

В качестве доказательств правонарушения, инкриминируемого Мирошниковой, представлены постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, объяснения, заявление .

Свидетель — супруг потерпевшей показал, что г. вечером после 17.00 час. в их квартиру пришла для обсуждения вопросов, касающихся деятельности ТСЖ. Он, выйдя на балкон, увидел, что идет Мирошникова.

Сразу же вернувшись в квартиру, он сообщил об этом супруге, поскольку та говорила ему утром, что Мирошникова собирается прибыть за списками жильцов. вышла на площадку, оставив входную дверь в квартиру открытой. Он вышел в коридор с целью послушать их разговор.

В разговоре Мирошникова требовала передать ей списки собственников, а после отказа выполнить ее требования, оскорбила ее , сказав «пошла ты в жопу, дура набитая».

Во время разговора супруги с Мирошниковой, он не видел последнюю, только слышал, что она говорила, но знал, что супруга общается именно с ней, так как они ожидали ее прихода и он видел, как Мирошникова шла к дому, что после окончания конфликта подтвердила и супруга.

Источник: http://zakonosfera.ru/cat-num-20/dura-eto-oskorblenie-ili-net.php

Обидные слова на оскорбления не тянут – Брестская газета

Является ли слово дура оскорблением

Давайте попробуем разобраться, что же конкретно является оскорблением в юридическом, а не в общечеловеческом смысле. Потому что это далеко не одно и то же. Оказывается, можно, руководствуясь тремя правилами (не оскорблять нецензурно, не называть человека прямо и характеризовать его действия, а не личность), обижать людей направо и налево, не нарушая букву закона.

Брестчанка Анна* решила наказать обидчиков, которые на одном из сайтов назвали ее «хрюшкой» и наградили рядом других неприятных характеристик. Заявление в милицию было подано, процесс по привлечению к ответу «оскорбителей» запущен. Но, как выяснилось, не все так просто и однозначно.

Осложнялось дело тем, что сначала нужно было установить личности написавших комментарии. Однако главная загвоздка оказалась не в этом. Определить, было ли оскорбление, должна лингвистическая экспертиза, оплатить которую нужно самой Анне.

Но уже сейчас кандидат филологических наук, декан филфака БрГУ им. А.С. Пушкина Ольга Фелькина, проводящая лингвистические экспертизы по факту оскорбления более 10 лет, говорит, что Анну вовсе не оскорбили.

«Оскорбление с бытовой точки зрения и с юридической точки зрения – это несколько разные вещи, – поясняет эксперт. – В том, что Анна посчитала оскорблением, есть обидные слова. Но это не оскорбление».

«Дура» – слово неприятное, но приличное

«Гадюка», «дурочка» – это не оскорбления. А то, что является оскорблением, я не могу произнести. Если одна соседка назвала другую дурой, она, несомненно, унизила честь и достоинство последней, потому что выразила сомнение в ее умственных способностях.

Но с точки зрения Кодекса об административных правонарушениях и Уголовного кодекса РБ, это оскорблением не является. Потому что в кодексах оскорбление трактуется как такое унижение чести и достоинства, которое выражено в неприличной форме.

А слово «дура», может, и неприятное, но приличное, – поясняет Ольга Фелькина. – Неприличная форма может трактоваться по-разному. Несомненно, неприличны в любой речевой ситуации обсценные (нецензурные – прим. авт.

) слова, то есть те, которые интеллигентный человек не употребляет и даже малоинтеллигентный старается не употреблять при детях и женщинах. Все остальное – жаргонные, просторечные слова».

Кодекс РБ об административных правонарушенияхСтатья 9.3. Оскорбление Оскорбление, то есть умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, – влечет наложение штрафа в размере от 4 до 20 базовых величин.

По словам специалиста, здесь возникает область сомнений и большую роль играет речевая ситуация. Одно и то же слово, произнесенное на кухне или, например, на сессии парламента, будет обладать разной степенью неприличия.

Получается, что по закону, если тебя обидно обозвали, но сделали это в рамках цензуры, то состава преступления нет. И даже если в речи было употреблено неприличное слово, гарантии, что это признают оскорблением, тоже нет.

Главное не «тыкать»

«Многие люди ходят по улице, разговаривают о чем-то своем, используя нецензурные слова. То есть они употребляют неприличные выражения, но это не оскорбление, если слово употреблено для выражения эмоций, не подразумевая конкретного человека», – говорит Ольга Фелькина. Это другое правонарушение – хулиганство.

Специалист привела следующий пример: «Когда Киркоров обругал девушку в розовой кофточке, была шумиха по поводу заключения экспертов, которые признали, что там оскорбления нет. Он употребил в своей речи обсценное слово (срифмовал в ответ на слово «звезда» – прим. авт.

), но это еще не означает, что был факт оскорбления. Слово не характеризовало журналистку. Если бы он прямо назвал ее нецензурным словом, то факт оскорбления признал бы любой эксперт.

Но если слово употреблено не в форме «ты – …», а в контексте, то есть без прямого называния человека, то оскорблением это не является».

Учитывать нужно и формулировку. «Ты дурак» и «ты глупо себя ведешь» – это тоже разные вещи. Первое – это унижение чести и достоинства, характеристика личности, а второе – не унижение, потому как это оценка поведения. Притом что сказано вроде бы одно и то же», – разъясняет Ольга Антоновна.

С самими неприличными словами также возникает вопрос: какое нецензурное, а какое цензурное? «Есть такие слова, которые любой носитель русского языка посчитает нецензурными, но это каких-нибудь пять корней, от которых образовано все остальное. Если можно сослаться на соответствующие словари, тогда решение несомненно», – говорит специалист.

Уголовный кодекс РБ Статья 189. Оскорбление 1.

Умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме (оскорбление), совершенное в течение года после наложения мер административного взыскания за оскорбление или клевету, наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до одного года, или ограничением свободы на срок до двух лет. 2.

Оскорбление, нанесенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, наказывается штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до трех месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет.

Проводя экспертизы, Ольга Фелькина пользуется различными словарями – как нормативными, так и словарями жаргонной лексики и т. п. В заключении должны быть ссылки, определения, пометы. Если в словаре нет помет «бранное», «просторечное», тогда нет оснований считать его неприличным.

980 оскорбителей за год попали под суд

Наша собеседница отмечает, что раньше, лет десять назад, экспертизы были единичны: два-три обращения в год. Сейчас – около десятка, и это только те, которые делают на филфаке.

Наблюдая за ситуацией в течение многих лет, Ольга Фелькина резюмирует: «Оскорбления происходят гораздо реже с точки зрения юридической, чем с точки зрения бытовой. На вопрос «Было ли оскорбление?» большая часть экспертиз дает отрицательный ответ».

По словам старшего инспектора управления охраны правопорядка и профилактики УВД Брестского облисполкома Дмитрия Козореза, лингвистическая экспертиза назначается на этапе проведения проверки правоохранительных органов только в том случае, если обвиняемое лицо не признает свою вину.

Если лингвист не подтверждает факт оскорбления, административный процесс прекращается. Дмитрий Козорез отмечает, что часто встречаются случаи примирения сторон. Тем не менее в текущем году в Брестской области за оскорбление к административной ответственности привлечены 977 человек, к уголовной – 3.

Во время судебного процесса экспертиза может назначаться повторно.

Кстати, проведение экспертиз в РБ – лицензируемая деятельность. Но, как поясняет начальник филиала судебных экспертиз в Брестской области Владимир Горевой, суд в разовом порядке может поручить проведение экспертизы лингвисту с соответствующей степенью (кандидату наук, профессору), не имеющему лицензии. Тогда лингвист выступает не в качестве эксперта, а просто как специалист.

* Имя изменено автором

Источник: https://www.b-g.by/society/13941/

Является ли слово дура оскорблением

Является ли слово дура оскорблением

Во-первых, только по одному слову, без контекста судить о том, является ли оно оскорбительным, просто неправильно.

Ведь, например, это слово может использоваться в каких-то игровых диалогах, например, когда женщина с нежностью говорит своему возлюбленному: «Ну, и дурак же ты», где оно очевидно не является оскорбительным. Такой контекст возможен.

Это значит, что само по себе слово оскорбительным быть не может; как минимум для оценки нам необходим ближайший контекст разговора.

Дура это оскорбление или нет

Слово «придурок» – это нарицательное наименование неадекватного человека. Имеет криминальное происхождение, относится к жаргонным выражениям. Изначально его употребляли заключенные, называя сокамерников за желание сделать все, чтобы не выполнять общественные работы.

Обидные слова на оскорбления не тянут

«Многие люди ходят по улице, разговаривают о чем-то своем, используя нецензурные слова. То есть они употребляют неприличные выражения, но это не оскорбление, если слово употреблено для выражения эмоций, не подразумевая конкретного человека», — говорит Ольга Фелькина. Это другое правонарушение — хулиганство.

Что означает слово придурок? Это оскорбление

Часто человек может вести себя как придурок. Значение слова в этом случае меняет свой смысл и появляется переносное толкование. Здесь имеется ввиду придуривающийся хитрец, совершающий неадекватные действия, чтобы перед обществом впоследствии оправдать свои поступки.

Какие слова считаются оскорблением

2. Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до пятисот тысяч рублей. 3.

Возможно Вы невнимательно прочли то, что я написал выше. Я же не знаю, в какой форме, с какой интонацией, в какой обстановке была произнесена эта фраза. Если в шуточной форме, то вряд ли его накажут. Если в циничной форме, то — да, могут наказать. Многое зависит от Вашего восприятия.

Скажем так: сосед соседу в разговоре в какой-то момент говорит: «ну и дурак же ты!» Что же теперь, соседу бежать в полицию? А вот если сосед соседу скажет: «ей, ты, дебил, ну-ка отойди отсюда». Тут оскорбление налицо.

У Американцев есть такой афоризм”: «если ты умный, то почему не богат?» Обратный смысл: «раз ты беден, значит, дурак».

Рекомендуем прочесть:  Госпрограмма молодая семья условия

Слово дурак и его производные как предмет судебной лингвистической экспертизы Текст научной статьи по специальности — Языкознание

Таким образом, можно заключить, что слово придурок, употреблённое по отношению к лицу (конкретному человеку) в официально-деловой обстановке общения (судебное заседание) при третьих лицах (публично) да ещё в рамках контекста «Я тебя всё равно найду, придурок, и урою», является грубым нарушением норм языкового этикета, языковым неприличием, так как не соответствует правилам поведения в обществе, противоречит им. Данное слово может быть признано оскорбляющим честь и достоинство лица, к которому оно обращено.

Обалдуй, обезьяна красножопая, вести себя по-обезьяньи, обезьянничать, обосранец, обосранная жопа, обжора, обирала, обираловка (в значении «взяточник», «взяточничество»), звериное обличье расизма, облапошить, облаять (в значении «обругать»), оборванец, оболванить, оболтус, обормот, оборотень в погонах, образина, овца паршивая (о человеке), не будь овцой, одурелая голова, осел (о человеке), остолоп, отребье, отродье

Конференция ЮрКлуба

У меня у коллеги было веселое дело по оскорблению — одна соседку другую назвала “бл%%ю”.

В суде допросили кучу свидетелей, которые подтвердили, что сказанное соответствует действительности Мировой судья оправдал, а районный суд (или областной — уже не помню) приговор отменил и направил на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что объективная сторона оскорбления присутствует вне зависимости от соответствия высказанного действительности. Правда, пока суд да дело — истекли сроки давности.

Источник: https://zakonandporyadok.ru/opeka/yavlyaetsya-li-slovo-dura-oskorbleniem

Эксперт-лингвист объяснил, как отличить подсудное оскорбление от ругани

Является ли слово дура оскорблением

Законодательство об оскорблениях в России должно стать лояльнее к простым людям, эмоционально выражающимся в бытовых ситуациях. Такое мнение в интервью Федеральному агентству новостей выразил лингвист Анатолий Баранов

Доктор филологических наук, профессор Института русского языка РАН, написавший известный учебник по лингвистической экспертизе текста, рассказал ФАН, как эксперты находят в текстах признаки оскорбления личности и представителей власти, чем отличается «дурак» от «дуралея» и в каких случаях можно материться.   

«Не вижу возможности оскорбить власть»

— Анатолий Николаевич, относительно недавно к списку статей, посвященных оскорблениям личности, добавился новый закон — об оскорблении госсимволов: Федеральный закон о внесении изменений в КоАП от 18.03.

2019 № 28-ФЗ.

С точки зрения анализа текстов, у лингвистов-экспертов появились новые задачи? Или механика процесса везде одна и та же независимо от объекта, который оскорбляют, будь то просто личность или представитель власти? 

— Да, конечно, методики используются одни и те же. Но именно по этой статье — об оскорблении госсимволов — я отказываюсь писать экспертизы. 

— Почему отказываетесь?

— Эта статья относится к органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации. Но простите, власть — это же не физическое лицо! А оскорбление в первую очередь адресовано конкретному лицу, человеку. Власть не является человеком. 

— Как раз недавно в администрации президента призвали МВД отказаться от практики использования этого закона для защиты чиновников…

— Это в принципе абсолютно неправильная статья, которая еще сделает много плохого. Каким образом можно оскорбить власть? Можно оскорбить конкретного чиновника, так пусть идет в суд и судится по поводу оскорбления его лично. А почему он считает, что оскорбление его как прокурора или судьи — это оскорбление всей системы власти? С каких пор отдельный человек отождествляется со всей властью? 

— Но если ваши коллеги разделяют вашу позицию, то получается, что проводить экспертизы в отношении нарушений этого закона желающих нет?  

— Я лично отказываюсь писать по этой статье, но я знаю, что многие эксперты пишут. Ну если бы мне, например, в приказном порядке сказали: «Напиши экспертизу по этой статье! Вот смотри, есть речевой акт с неприличной лексикой в отношении прокурора».

Я бы написал, что да, есть неприличная форма выражения, относится к конкретному лицу. А относится ли к власти — пусть решает следствие, суд, это их компетенция, их право.

Это не ответственность лингвиста — я не вижу возможности оскорбить власть как таковую. 

Есть ли точные методы для гуманитариев

— А как вы определите сам факт неприличной формы выражения по отношению к конкретному человеку? Насколько эта процедура регламентирована? На мой взгляд, здесь имеет место доля субъективной оценки… 

— В лингвистике есть целый ряд инструментов, которые позволяют определить приличность или неприличность формы выражения, передачи смысла. Есть даже методика по оскорблению, выпущенная Центром экспертиз при Минюсте (Федеральный центр экспертиз при министерстве юстиции РФ. — Прим.

ФАН), но она мне представляется не вполне применимой.

И, вообще говоря, представление о том, что без методики эксперт работать не может, справедливо по отношению к криминалистическим экспертизам, которые связаны с анализом химического состава веществ, баллистических характеристик движения пули, с медицинской экспертизой.

— Вы говорите в целом о точных науках, правильно?

— Да. В этих случаях без методик действовать невозможно.

Что касается так называемых социокультурных экспертиз, которые относятся к гуманитарной сфере знаний, то там чрезмерный упор на методики бессмысленен, потому что невозможно все предусмотреть.

В этом случае эксперт должен ориентироваться не на методики, а на научные методы и на приемы исследования, которым его обучали, когда он получал базовое образование. 

— Значит доля субъективности в экспертизе текстов все-таки есть?

— Если человек владеет методами анализа, которым его обучали по базовой специальности, то в области лингвистики я могу сказать, что результаты будут совершенно объективны. 

— Какие это методы, например?

— Например, метод синонимических преобразований, который позволяет выявить то содержание анализируемого объекта, которое существенно с точки зрения поставленных вопросов. Это универсальный метод, который используют все лингвисты. Другое дело, что методы синонимических преобразований могут быть различны.

Например,  вы можете использовать словари, словарные толкования — лингвист использует их для того, чтобы выявить те смыслы, которые наиболее существенны. Любой человек может посмотреть соответствующий словарь.

Разумеется, словари могут быть несовершенны и так далее, но для этого эксперт и существует: он должен быть в состоянии провести собственный семантический анализ и определить, можно ли использовать эти словари для проведения исследования или нет. 

— И эти методы сегодня такие же, как и 20—30 лет назад? Ведь сейчас активно меняются каналы коммуникации, характер информации, в том числе публичной…

— Есть методы семантического анализа, которые уже давно используются в лингвистике, независимо от предмета анализа. Что вы анализируете — это важно, но в любом случае универсальные методы есть. Есть, конечно, новые методы, которые были разработаны только в конце 1960-х годов, например дискурс-анализ или теория речевых актов.

Теория речевых актов — это довольно точный метод исследования, позволяющий выявить коммуникативную направленность высказывания, его коммуникативную цель, что очень важно по делам, которые связаны с анализом высказываний в диалогах по делам о взятках, вымогательстве и проч.

Специалист-эксперт должен осознавать границы научных методов, их реальные возможности. В этом отношении методики, конечно, нужны. В частности нужна была бы — ее еще нет — внятная методика по оскорблению, где были бы четко описаны типы ситуаций — более официальные, менее официальные.

Это все должно быть описано, и такая типология должна использоваться экспертом. К сожалению, пока такой типологии нет. 

— Ведутся ли какие-то работы по ее разработке?

— Нет, формально у нас же есть методика по оскорблениям, которую я уже упоминал. Ее рекомендует Минюст для использования экспертами, но вообще-то она ломает существующую практику проведения лингвистических экспертиз по данному классу дел, что вряд ли можно приветствовать.

О брани от профессоров и «идиотах» на суде

— А в случае с оскорблениями, на основании чего лингвист делает вывод о наличии или отсутствии нарушения? 

— В случае с оскорблениями речь идет о трех важнейших характеристиках. Первая — это отнесенность речевого акта, предположительно, передающего оскорбление, к конкретному лицу. Вторая — стилистические особенности или характеристики слова.

Есть стиль высокий, есть стиль литературный, есть стиль обыденного общения, есть стиль сниженный, жаргон и так далее. Третья характеристика касается речевой ситуации, в которой слово было употреблено.

Например, это может быть выступление лектора перед студентами или заседание суда, или приватный разговор собутыльников в процессе распития спиртных напитков на кухне. Легко заметить, что все указанные ситуации различны.

Тем самым какое-нибудь обсценное слово, которое было употреблено одним собутыльником по отношению к другому, трудно рассматривать как неприличную форму, поскольку в соответствующей ситуации это стандарт общения. Люди, которые так общаются, очень часто используют обсценные слова.

Это люди определенной социальной страты, да и не только: даже профессоры — я могу это сказать совершенно определенно (смеется) — даже профессоры на дружеской попойке могут употребить «нехорошее» слово. Интерпретировать его как неприличное по форме в такой ситуации невозможно, хотя оно, конечно, нецензурное. С другой стороны, есть литературное слово «идиот» или «дурак». И представьте себе, что в судебном заседании одна из сторон называет судью идиоткой или идиотом… 

— Думаю, это будет расцениваться как неприличное высказывание.

— Да. Хотя это слово литературного языка, оно есть во всех словарях, и даже не всегда указано, что оно используется как ругательство. И, тем не менее, в этой официальной ситуации оно, безусловно, будет неприличным по форме. Это вполне доступный метод анализа, не требующий сверхспособностей. Он, конечно, требует внимательности, требует знаний о том, какие ситуации бывают… 

— И в том числе нелингвистических знаний…

— Конечно. Тут есть что-то, что относится не к лингвистическим знаниям, а к знаниям о мире, присущим всем людям. Но это неизбежно. Когда, скажем, лингвист проверяет текст на наличие негативной, нейтральной или позитивной информации, он устанавливает тип оценки.

Но оценочная составляющая не является чисто лингвистической. Это сфера этики, но у нас же нет судебных экспертов по этике. Все мы, если мы живем в социуме, являемся в какой-то мере экспертами по этике — по крайней мере, должны быть.

Конечно, это нелингвистическое знание. 

— Правильно ли я понимаю, что в любом случае с помощью этих приемов и методов в совокупности эксперт-лингвист может ответить на все вопросы, которые перед ним стоят? 

— Есть, конечно, случаи сложные, когда окончательных выводов сделать нельзя. Но тогда эксперт и пишет, что по имеющимся методам анализа сделать однозначный вывод невозможно. Это, например, очень характерно для экспертиз по установлению авторства.

Там сфера предположительности, приблизительности достаточно велика. И важно не то, что не всегда можно получить объективный результат; важно, чтобы в тех случаях, когда этого сделать нельзя, эксперт в явном виде это писал. А дальше уже решение — за следственными органами и судом.

Экспертиза — это же не единственное доказательство, которое используется в судебном процессе. 

Точных правил нет

— Получается, что квалифицированный эксперт-лингвист, владеющий методологией, относительно хорошо понимает, когда, что и кому можно говорить и какие выражения подбирать. Но как разобраться в этом говорящим — тем, кого могут привлечь к ответственности по административной или даже уголовной статье? 

— Это проблема. Это проблема для общественной коммуникации. Вообще, я считаю, что должны быть четкие правила, чтобы люди, которые участвуют в общественных дискуссиях, понимали рамки использования языка, в которых говорящий находится в безопасности с точки зрения права. 

— А этих правил нет?

— А их сейчас в точности нет. Если постоянно нужно привлечение эксперта-лингвиста для того, чтобы определить, можно ли сказать так-то или нельзя, это конечно неправильно. Все мы постоянно участвуем в общественной коммуникации, и все участники должны четко понимать, как можно и как нельзя.

К сожалению, законодательство сейчас устроено таким образом, что очень трудно человеку, который имеет, например, начальное или среднее образование, разобраться, как ему можно говорить, а как нельзя. Но незнание закона не освобождает от ответственности. Например, какой-нибудь пенсионер говорит председателю дачного кооператива: «Ой, да иди ты на …» И вот за «иди ты на …

» его могут привлечь по оскорблению в рамках КОАП. Это, конечно, неправильно.

— Как же решать эту проблему? 

— Я не знаю, как должен быть устроен закон, но понятно, что он должен быть устроен так, чтобы эти случаи не подпадали под действие даже КоАПа. Либо должна быть такая правоприменительная практика, чтобы правоохранительные органы, суды к этим случаям относились терпимо. 

— Периодически в СМИ появляется информация о решениях судов на основе оставленных в социальных сетях комментариев, которые у многих вызывают вопросы. 

— Общение в Интернете — это вообще другая коммуникативная среда, и внутри нее есть разные коммуникативные ситуации. Есть разные социальные сети — есть «ВКонтакте», и есть , есть закрытые сообщества и открытые.

В закрытых — много чего позволяется, в открытых модератор может налагать ограничения на форму выражения смысла и, в частности, убирать всю обсценную лексику, блокируя человека, который ее использует. Тут опять-таки надо смотреть каждый случай отдельно.

Хотя, конечно, зона Интернета — это зона более открытая и менее формальная, чем устное или письменное общение, которое предусматривает определенные стилистические нормы. 

— И все-таки есть ли какие-то однозначные маркеры для вас, по которым вы сразу можете определить, что в таком-то случае речь идет о нарушении? И что, соответственно, субъектам коммуникации употреблять такие слова или формы следует осторожно? 

— Ну например, использование нецензурной лексики, мата по отношению к конкретным лицам в большинстве случаев является оскорбительным. Но очень важно, что речь идет об обращении к кому-то.

Когда человек входит в автобус, роняет шапку и матерится — здесь нет оскорбления в смысле законодательства, потому что акт оскорбления всегда направлен на конкретное лицо.

Конечно, существуют контексты, которые связаны с использованием обсценной лексики и это не является неприличным, мы уже говорили об этом, но таких ситуаций немного на самом деле.

— Вы упомянули, что в определенном контексте даже слово «дурак» может быть ругательным. А может ли меняться заключение лингвиста в зависимости от того, какая именно форма слова была использована или какое слово из ряда родственных? Например, «дурак», «дуралей», «дурашка»…

— Конечно, выводы могут быть разными, потому что «дурак» и «дуралей» — это разные по стилистическим особенностям и по семантике слова. С точки зрения правоприменительной практики, тут надо смотреть, но, конечно же, слово «дурак» более грубое, а «дуралей»  — это такая даже ласковая номинация, которую трудно рассматривать как оскорбление (улыбается). И «дурашка» — тоже.

Источник: https://riafan.ru/1198218-ekspert-lingvist-obyasnil-kak-otlichit-podsudnoe-oskorblenie-ot-rugani

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.